Loading data, please wait...

Ripple хочет сделать XRP «биткоином для банков». Но хотят ли этого банки?

Каждый день компании и частные лица во всём мире отправляют платежи более чем на $76 млрд. через обширную банковскую сеть. Без такого перемещения денег грузовые корабли останутся в порту, рабочие не получат зарплату и цепочки поставок будут нарушены. Уже семь лет Ripple, технологическая компания из Сан-Франциско, заверяет, что сможет перестроить мировой круговорот денег с помощью блокчейна. Колумнисты Bloomberg Мэттью Лейсинг и Эдвард Робинсон в своей статье объясняют, как именно технически устроена работа Ripple и причем здесь ее токены XRP.

Перспективы перестроить устоявшийся процесс денежных переводов, безусловно, весьма заманчивы. В конце 2017 года Ripple стала частью гигантского криптовалютного бума. Компания владеет большим количеством цифровых токенов под названием XRP. С конца сентября 2017 года по начало января 2018 года XRP продемонстрировали рост на 1300%, что поставило их в один ряд с валютами-лидерами вроде биткоина и эфира и превратило команду их создателей и руководителей Ripple в миллиардеров. Покупка XRP, как и рост этой криптовалюты, выглядят обоснованными, ведь у токенов Ripple заявлен практический смысл — помогать банкам быстрее и дешевле переводить деньги из пункта А в пункт Б, особенно через границы.

Проблема в том, что банки не слишком заинтересованы в использовании XRP. Нынешние и бывшие руководители нескольких мировых банков, которые работали с Ripple, заявили, что не готовы доверить платежи корпоративных клиентов криптовалютной системе. Они также предъявляют особые требования к анонимности таких денежных переводов.

Джозеф Любин, основатель стартапа ConsenSys, разрабатывающего приложения на блокчейне эфириума, говорит про XRP:

Это малопонятная штука. По сути, это абсолютно бесполезный токен, за исключением того, что он используется компанией [Ripple], чтобы заработать много денег и финансировать свою деятельность.

Выпущено 100 млрд. токенов XRP, и, как утверждает сама Ripple, она удерживает около 61 млрд. из них. Стоимость каждой монеты —$1,31 по данным на 25 января, то есть находящиеся в распоряжении компании монеты стоят около $80 млрд. Большинство из них хранится на условном депонировании. Эти токены продаются компанией только в ограниченных количествах, чтобы избежать обвала рынка. По данным самой Ripple, с сентября 2016 года она продала XRP не более чем на $185 млн.

CEO Ripple Брэд Гарлингхаус утверждает, что компания работает с более чем сотней банков, которые хотят пересмотреть способы платежей для своих клиентов. Он объясняет:

Ripple пытается стать катализатором развития целой индустрии. Текущие системы медленны, инертны и непрозрачны.

Однако есть разница между компанией Ripple и токеном XRP, хотя Гарлингхаус и отмечает, что «XRP полностью лежит в основе того, что делает Ripple». На данный момент компания считает своим основным продуктом сеть RippleNet, которая пока не будет полагаться на XRP.

RippleNet ведёт борьбу с известным конкурентом — SWIFT, системой платежей и обмена сообщениями, которая управляет перемещением денег по всему миру. SWIFT объединяет около 11 000 финансовых компаний. На чаше весов — переводы средств на триллионы долларов, и поэтому конкуренция между двумя компаниями очень жёсткая.

Ripple была запущена в 2012 году для создания упорядоченной децентрализованной системы платежей, использующей технологию блокчейн. Компания с самого начала надеялась, что XRP станет важной частью платёжной системы. Например, токен может использоваться как валюта-«мост»: песо в Мехико будут превращаться в XRP, которые в Бангкоке станут тайскими батами. Общепринятый язык платежей способен помочь банкам избежать хлопот и расходов, связанных с привязкой денег к разным валютам на счетах в других банках.

Однако банки отказались от XRP. По словам одного человека, близко знакомого с бизнесом компании, кредитные организации заявили, что не могут использовать инструмент, не одобренный регуляторами. Более того, реальная власть в вопросе трансграничных платежей находится не у банков, а у крупных компаний. По словам этого человека, корпоративный казначей какой-нибудь компании из Fortune 500 вряд ли поручит своему банку воспользоваться услугами криптовалютного стартапа.

По этой причине Ripple немного изменила направление свой деятельности, переключившись с XRP на RippleNet. Она похожа на SWIFT в том, что в первую очередь представляет собой систему, которая сообщает банкам, куда отправлять деньги. Включённый в неё сервис также помогает банкам обрабатывать транзакции.

Ripple подписала множество банков на свою сеть и продала пакеты собственных акций банкам Standard Chartered и Santander. К совету директоров Ripple присоединились влиятельные люди с Уолл-стрит, такие как Зои Круз, бывший сопредседатель по институциональным ценным бумагам в Morgan Stanley. Однако из более чем ста компаний, о которых говорит Гарлингхаус, только Skandinaviska Enskilda Banken из Стокгольма осуществляет коммерческие платежи через RippleNet. Standard Chartered и Santander пока не предприняли решительных действий, а просто тестируют технологию.

Это не означает, что она не работает. Один из британских отделов банка Santander тестировал приложение для мобильных телефонов, которое использует технологию Ripple и позволяет осуществлять трансграничные платежи всего за несколько секунд. В ноябре Standard Chartered запустила программу для отправки платежей между Сингапуром и Индией для своих корпоративных клиентов. Хотя ни один из банков не планирует использовать XRP в этих проектах, оба положительно отзываются о технологии Ripple.

Ripple — не единственная компания, пытающаяся внедрить новые технологии платежей. Например, лондонская Earthport, которая управляет платёжной сетью в 65 странах, неуклонно наращивает объёмы денежных переводов, и её сетью пользуются TransferWise и другие известные клиенты.

Однако и SWIFT не дремлет. Недавно она выпустила крупное обновление под названием Global Payments Innovation (GPI), которое позволяет корпоративным клиентам банков доставлять свои платежи примерно за два часа и отслеживать движение денег в процессе, словно отправления курьерских служб. Гарри Ньюман, глава отдела банковской деятельности SWIFT, говорит:

Это гигантский рывок вперёд. Думаю, что это такой гигантский шаг, аналогов которому пока нет.

Руководитель отдела банковских корреспондентских продуктов Standard Chartered Шириш Вадивкар отмечает, что сеть RippleNet впервые продемонстрировала трекинг платежей. Однако GPI от SWIFT тоже позволяет делать это.

SWIFT — это консорциум, принадлежащий мировым банкам, он пользуется преимуществом на местах. Системе GPI всего год, и она использует облачные вычисления, а не блокчейн. GPI уже работает с 36 банками, осуществляя трансграничные платежи на $1 млрд. в день. Гарлингхаус говорит, что сравнение GPI с предложениями его компании — это как попытка лошади состязаться с автомобилем:

GPI пытается ускорить процессы, используя существующую архитектуру. Можно ли подхлестнуть лошадь так, чтобы она двигалась столь же быстро, как автомобиль?

Что касается XRP, то они используются как минимум одной финансовой компанией. Это Cuallix, чьи отделения находятся в США и Мексике, — поставщик услуг по обработке кредитов и платежей. С октября прошлого года она использовала XRP в 10-12 транзакциях в размере до $1000 для отправки денег между двумя странами, как говорит Николас Паласиос, главный финансовый директор компании.

11 января Ripple объявила, что MoneyGram International начнёт тестирование XRP для денежных переводов. С тех пор Ripple заключила ещё два похожих соглашения.

Сейчас курс XRP снизился на 55% по сравнению с $2,92, которых он достигал в начале января. Гарри Ньюман из SWIFT говорит, что волатильность криптовалют отпугивает банкиров и их клиентов:

Если цена криптовалюты скачет то вверх, то вниз, как игрушка йо-йо, то это — не серьёзное средство для обмена. Это дополнительная сложность, решение, которое хуже, чем изначальная проблема.

Гарлингхаус говорит, что первыми пользователями XRP станут не крупные банки, а компании, которые отправляют деньги в менее распространённых валютах.

Как предмет инвестиций XRP пока привлекает не столько ценителей международных платёжных технологий, сколько желающих «участвовать хоть в каком-нибудь крипто».

Анжела Уолч, научный сотрудник Центра по изучению технологии блокчейн Лондонского университетского колледжа, предостерегает:

Инвесторам важно осознавать качественные различия между XRP и другими криптовалютами. Среди всего прочего, нужно понимать неоднозначную роль Ripple в XRP.

Ибрагим Алкурд, студент университета в Уэльсе, приобрёл некоторое количество XRP по цене менее $1 в декабре. Он сделал это после того, как услышал, что монета будет добавлена на Coinbase. Однако этого не произошло. Алкурду также понравилось, что у Ripple партнёрские отношения с банками, и он считает, что рост XRP в некоторых случаях более вероятен, чем рост биткоина.

Майкл Джексон, партнёр компании Mangrove Capital Partners и криптовалютный инвестор, иначе оценивает рост XRP:

Я не увидел никого, кто их принимает.

Хотите больше новостей? Facebook. Быстрее всех? Telegram и Twitter. Подписывайтесь!

Похожие статьи