Легитимность криптовалют в исламской экономике: краткий обзор по странам

157 0 Время чтения: 5 мин. Максим Катрич

В настоящее время в исламском праве нет консенсуса относительно легитимности криптовалют – это неудивительно, учитывая, что исламские правоведы расходятся во мнениях и по многим другим вопросам.

Например, в Турции Управление по делам религии (Диянет) издало фетву (постановление) о том, что виртуальные валюты не соответствуют исламу, поскольку их стоимость является предметом спекуляции, их легко можно использовать в криминальной деятельности, такой как отмывание денег, и они недоступны для государственного аудита и контроля.

Верховный муфтий Египта запретил криптовалюты на том основании, что они «аналогичны азартным играм» и способствуют отмыванию денег и контрабанде. Он также заявил, что криптовалюты нивелируют роль государства, поскольку «эмиссия валюты служит абсолютным правом монетарных институтов и одной из специфических функций государства».

Популярный в Саудовской Аравии клирик шейх Ассим аль-Хаким считает, что криптовалюты запрещены в исламе, поскольку могут использоваться в преступной деятельности. Тем не менее, власти королевства, о чём недавно писал наш сайт, намерены в 2019 запустить государственную криптовалюту Noorcoin, и придают этому проекту большое значение.

Таким образом, аргументы против криптовалют со стороны исламских правоведов сводятся к трём положениям: (1) они допускают криминальный сценарий использования; (2) спекулятивны; (3) не контролируются государством.

Центральные банки в Саудовской Аравии и ОАЭ предостерегли граждан в отношении рисков, связанных с криптовалютами; тем не менее, в этих странах цифровые активы не запрещены.

Однако многие исламские законоведы не согласны со своими коллегами. Так, в ЮАР они вынесли вердикт в пользу криптовалют, посчитав их «социально приемлемыми и получившими широкое использование».

Исламский учёный из Индонезии Мухаммад абу-Бакр объявил биткоин разрешённым в исламе. Кроме того, власти этой страны принимают самое активное участие в создании саудовской «монеты света» (Noorcoin). Абу-Бакр ссылается на то, что в Германии биткоин признан легальной криптовалютой и потому является «исламскими деньгами» (по некоторым оценкам, число мусульман в Германии составляет 10 млн человек, это 12% населения страны).

В Соединённом Королевстве исламские учёные из лондонской мечети Масджид Рамадан не только признали криптовалюты соответствующими исламскому праву, но даже официально заявили о готовности принимать закят (обязательную ежегодную милостыню) в биткоинах и эфире. Один из этих правоведов, Заид аль-Кхаир, объяснил, что деньги, как таковые, не могут быть «законными» или «незаконными». Если транзакции определённой валюты осуществляются в соответствии с законами, то валюта легитимна.

В Дубае (ОАЭ) местный стартап выпускает криптовалюту, обеспеченную золотом. Поскольку в исламской экономике акцент делается на реальную экономическую активность на основе физических активов, стартап намерен «исламизировать» криптовалюту благодаря выпуску «золотого» стейблкоина. Примечательно, что дубайская консалтинговая фирма Al Maali Consulting, определяющая соответствие финансовых инструментов или продуктов исламскому праву, заявила, что ещё один стейблкоин, OneGram, каждая монета которого обеспечена граммом золота, отвечает исламским финансовым стандартам.

Аналогичный золотой стейблкоин выпустила и малазийская компания HelloGold, сертифицированная в качестве исламской Amanie Advisors из Куала-Лумпур.

В феврале этого года группа исламских учёных во главе с муфтием Чечни шейхом Салахом-Хаджи Межиевым пришла к выводу, что решение муфтиев Египта и Палестины, признавших оборот криптовалют не соответствующим исламскому праву и, соответственно, недозволенным (харам), не является обязательным для мусульман в других странах. По итогам совещания местных теологов глава Чечни Р. Кадыров отметил, что о халяльности или харамности (дозволенности или недозволенности) криптовалюты можно судить лишь по тому, насколько она благотворна или, напротив, пагубна в политическом, экономическом и финансовом отношении. Больше того, в конце сентября стало известно, что в Чеченской Республике будет создан первый Евразийский майнинговый пул – соответствующее соглашение заключили Рамзан Кадыров и президент Российской ассоциации криптоиндустрии и блокчейна (РАКИБ) Юрий Припачкин. По условиям проекта предполагается объединить вычислительные мощности майнеров из стран ЕАЭС – России, Армении, Белоруссии, Казахстана и Киргизии. Таким образом, можно будет значительно сэкономить на издержках, а прибыль распределять поровну между участниками. Впрочем, заработать площадка сможет лишь после принятия законопроекта, регулирующего оборот криптовалют в России (сейчас он находится на рассмотрении в Госдуме).

Таким образом, исламские правоведы, относящиеся к криптовалютам благосклонно, считают, что: (1) цифровые активы социально приемлемы; (2) они имеют широкое распространение; (3) они законны до тех пор, пока используются в законных транзакциях; (4) они легитимны, если обеспечены физическими активам.

Многие исламские знатоки права не осведомлены в тонкостях криптовалют, со всем их разнообразием, поэтому вряд ли возможно единое правило для всего спектра цифровых активов.

Тем временем, рядовые мусульмане могут изучить вердикты разных учёных и придерживаться того взгляда, который посчитают наиболее убедительным.

По материалам DAWN.

Новости о цифровых валютах, финтех-трендах и финансовых инновациях

CoinSpot.io - крупнейший в рунете ресурс о цифровых валютах, финтех-трендах и финансовых инновациях. Мы рассказываем о технологиях, стартапах и предпринимателях, формирующих облик финансового мира. Венчурные инвестиции, p2p и цифровые технологии, криптовалюты, аналитика и обзоры - все, что нужно знать, чтобы быть в тренде и зарабатывать.

Полное или частичное использование материалов сайта разрешается только с письменного разрешения редакции, при этом ссылка на источник обязательна!

Подпишитесь на Email рассылку о новые статьях и важных новостях от Coinspot.io