Интервью с Джедом Маккалебом об особенностях Stellar и роли Mt. Gox в экосистеме биткоина

201 0 Время чтения: 16 мин. Саша Косован

Джед Маккалеб, основатель криптовалютной биржи Mt. Gox и один из основателей Ripple, сегодня возглавляет проект Stellar, который входит в десятку крупнейших криптовалют по рыночной капитализации. Он дал большое интервью в подкасте What Bitcoin Did Питера Маккормака, в котором дал свою оценку криптоиндустрии, рассказал об особенностях Stellar, а также о том, как создавалась Mt. Gox и почему он решил продать биржу Марку Карпелесу.

Питер Маккормак: Добрый день, Джед, как настроение?

Джед Маккалеб: Отлично, спасибо за приглашение.

Питер Маккормак: Спасибо, что пришли. Недавно я разговаривал с Джесси Пауэллом, и он порекомендовал взять у вас интервью. Биткоин для меня начался только в 2016 году, и я ещё много чего я не знаю, но пытаюсь собрать этот пазл встречаясь и разговаривая с разными людьми в индустрии. Когда о биткоине узнали вы?

Джед Маккалеб: Ну, когда он только начинал набирать популярность. Я прочитал о биткоине на Slashdot — кажется, это было летом 2010 года. В то время на форуме Bitcointalk было где-то 200 человек, а после поста на Slashdot стало 2000. Я был в этой первой волне.

Питер Маккормак: Вы занимались разработкой ПО в то время?

Джед Маккалеб: Конечно. Да, я был программистом всегда, с самого детства, и тогда работал в одном проекте, который представлял собой пиринговую систему, похожей на Napster или BitTorrent, в таком духе.

Питер Маккормак: Так что же вас привлекло в биткоине?

Джед Маккалеб: Меня он сразу заинтересовал. Я просто не думал, что можно было решить эту проблему, проблему двойной траты, и незнакомые люди могли бы совершать транзакции без посредника. Я подумал, что это просто потрясающе. Я очень заинтересовался тем, как это было реализовано, и у меня появилось желание во всём этом поучаствовать.

Питер Маккормак: А теперь вы работаете над Stellar.

Джед Маккалеб: Да.

Питер Маккормак: Как вы сейчас оцениваете криптоиндустрию?

Джед Маккалеб: Очевидно, что происходит масса вещей, хотя я считаю, что криптоиндустрия в целом представляет собой большое преувеличение. Количество фактического использования намного ниже, чем количество внимания и денег, которые вкладываются в индустрию, и я думаю, что в целом это плохо. 2018 год был стал своего рода исправлением, так что я думаю, что он сыграл позитивную роль. Сейчас появляется много классных вещей, но есть просто масса проектов, которые не обладают никакими техническими преимуществами. Я бы сказал, что есть много неправильного распределения капитала.

Питер Маккормак: Правильно ли я вас понял — вы говорите, что 90% проектов в индустрии ничего не стоят?

Джед Маккалеб: Да, где-то так. Вы знаете, я не особо слежу проектами, потому что их слишком много. Но каждый раз, когда я делаю случайную выборку, мне кажется, это они не имеют никакого смысла.

Питер Маккормак: За какими проектами вы следите, какие вас интересуют?

Джед Маккалеб: Ну, очевидно, что я сейчас сосредоточен на Stellar. Мы пытаемся сделать что-то вроде универсальной платёжной сети, которая объединяет различные валюты и финансовые сети. Биткоин я рассматриваю как нечто большее, новый вид валюты для интернета, которую может использовать каждый. Он даёт нам свободу от государственного принуждения или что-то в этом роде. Я думаю, что это его движущая сила, но Stellar отличается от него. Так что большую часть своего времени я трачу на то, чтобы сделать Stellar успешным проектом.

Питер Маккормак: Как вы сейчас относитесь к биткоину? Вас он ещё интересует?

Джед Маккалеб: Да. Я по-прежнему считаю, что биткоин — качественный проект. Он не входит в те 90%. У меня ещё есть биткоины, и я до сих пор слежу за ним.

Питер Маккормак: Что может сделать Stellar, чего не можете сделать, скажем, биткоин?

Джед Маккалеб: Особенность Stellar в том, что вы можете хранить любой актив или токен в нём. Stellar разработан для того, чтобы токенизировать другие активы. Другими словами, он предназначен для объединения разных сетей. Вы можете держать в нём доллары, евро, биткоин, а ещё там есть встроенная децентрализованная биржа, о которых сейчас многие говорят. Довольно забавный факт в том, что Stellar был запущен около пяти лет назад, и уже тогда была концепция того, что сейчас называют стейблкоинами. Я думаю, что криптоиндустрия только сейчас созрела для их принятия. В этом и заключаются основные отличия. У него есть не только собственная валюта, но и другие функции, которые построены вокруг возможности перемещать фиат по всему миру и связывать различные платёжные сети вместе.

Питер Маккормак: Я не уделял много внимания Stellar, но я часто слышу, что это просто копия Ripple. Это миф?

Джед Маккалеб: Да, это совсем другой проект сегодня. Мы использовали код Ripple в самом начале, но довольно быстро поняли, что нужно всё переписать. Мы выделили на это пару лет и теперь код совершенно другой. Концепция, очевидно, та же, потому что я принимал участие в обоих проектах, поэтому и появился этот миф. Но наш подход совсем другой, и код — другой. Так что я не думаю, что сейчас правильно говорить о том, что Stellar это копия Ripple.

Питер Маккормак: Хорошо. Давайте поговорим о бирже Mt. Gox, основателем которой вы являетесь. Насколько я знаю, название отсылает к карточной игре Magic: The Gathering, и она до сих пор очень популярна.

Джед Маккалеб: Я думаю, что даже больше, чем когда-либо.

Питер Маккормак: И вы действительно создавали торговую платформу в первую очередь для этой игры?

Джед Маккалеб: Да. Я сделал онлайн-биржу для Magic: The Gathering, но потом решил заняться другими проектами. Затем я просто повторно использовал этот домен, когда узнал о биткоине, потому что тогда он не был особо популярным и я не хотел придумывать другое имя и покупать отдельный домен. Тогда было непонятно, станет ли биткоин вообще успешным, и будет ли кто-нибудь поддерживать этот проект за пределами той небольшой группы из 2000 человек на форуме. Также я просто хотел больше узнать о том, как работает биткоин, а это был просто хороший способ узнать о системе. Так что это не задумывалось как большой бизнес или что-то в этом роде.

Питер Маккормак: То есть вы не рассчитывали привлечь такой большой процент биткоинов на биржу?

Джед Маккалеб: Да, определенно не рассчитывал. Я думал, что торговля будет только в рамках этого небольшого сообщества. Я не знал, что это небольшое сообщество вырастет в разы в течение следующего года после запуска.

Питер Маккормак: Вы помните цену биткоина, когда вы только начали работать с ним?

Джед Маккалеб: Точной цены тогда просто не существовало. Люди торговали прямо на форуме или в случайных местах. Я думаю, что при запуске Mt. Gox он стоил около 6 центов или около того.

Питер Маккормак: Как вы разрабатывали биржу? Вы брали пример с фондовых бирж?

Джед Маккалеб: Я интересовался этим. Немного занимался трейдингом — это было что-то вроде хобби. Так что мне это было знакомо. Но это не такая уж большая наука, и это одна из причин, почему я не хотел продолжать этим заниматься - мне нравится работать над проектами, которые находятся в авангарде технологий. Так что в интеллектуальном плане это меня просто не интересовало.

Питер Маккормак: Итак, когда вы начали работать над этим, с какими ключевым проблемами вы сталкивались?

Джед Маккалеб: Честно говоря, главная проблема с биржами тогда и сегодня — это фиат. Это своего рода ключевой показатель успеха, потому что он даёт понять, сколько денег люди реально могут потратить. Это основная задача, и это не очень весело, потому что вам приходится работать с очень старыми API банков или иметь дело с неожиданными инновациями в различных платёжных сетях. Это просто не очень весёлая работа.

Питер Маккормак: Как Mt. Gox справлялся с фиатом в первые дни?

Джед Маккалеб: Мы использовали PayPal и Liberty Reserve. По-моему, мы ещё работали с банковскими переводами. Да, вот эти три способа, из-за которых я больше никогда больше не смогу открыть счёт на PayPal.

Питер Маккормак: Да неужели?

Джед Маккалеб: Да, они забанили меня на всю жизнь.

Питер Маккормак: Они забанили вас из-за того, что вы использовали PayPal для биржи или из-за того, что случилось позже?

Джед Маккалеб: Нет, когда я использовал их для биржи.

Питер Маккормак: Итак, вы открылись. Как прошёл ваш первый день?

Джед Маккалеб: Спокойно. Я анонсировал открытые на Bitcointalk, и несколько людей начали тестировать биржу. Тогда не было много биткоин-проектов, поэтому люди заинтересовались.

Питер Маккормак: В какой момент Mt. Gox стала серьёзным проектом?

Джед Маккалеб: Ну, я занимался биржей где-то шесть месяцев — тогда на бирже было где-то 2000-3000 человек. Биржа стала действительно популярной через пару месяцев после того, как я передал её Марку Карпелесу. Вот тогда биткоин и сделал огромный скачок, я думаю, до 25 центов или даже до доллара. Это было что-то действительно сумасшедшее, насколько я помню.

Питер Маккормак: Когда вы работали над биржей, как обстояли дела с безопасностью?

Джед Маккалеб: Знаете, если вы захотите запустить криптобиржу сегодня, то вам обязательно нужно поставить безопасность на первое место. Но опять же, тогда это была просто небольшая группа людей, которые интересовались биткоином. И если кто-то и захотел бы взломать биржу, то только из этого сообщества.

Одной из причин, по которой я передал биржу Марку, стало то, что эта работа начинала требовать слишком многого в плане обеспечения безопасности. Мне нужно было создать команду, чтобы сделать это, либо найти кого-то, кто бы управлял биржей, потому что в тот момент она уже начала выходить за рамки хобби. Я подумывал о том, чтобы собрать деньги и создать команду, но в конце концов решил, что это не тот бизнес, которым я бы хотел заниматься.

Меня это не интересовало, но я не хотел закрывать биржу. Я считал, что это может принести пользу экосистеме биткоина. И я думаю, что так и было, до самого её закрытия. Биржа действительно помогла биткоину. В то время было очень трудно получить биткоин, если вы не были майнером. Mt. Gox предлагала более простой способ.

Питер Маккормак: Вы принимаете решение, что больше не хотите этим заниматся. Как вы познакомились с Марком?

Джед Маккалеб: Я хотел сделать одну банковскую интеграцию. Биткоин-сообщество было небольшим, поэтому выбирать особо не приходилось, а он назвал себя хорошим программистом и помог сделать интеграцию с европейским банком. И у него был ещё какой-то хостинговый бизнес. Всё это говорило о том, что он знает, что делать, поэтому я позволил ему взять руководство на себя.

Питер Маккормак: Он купил биржу?

Джед Маккалеб: Ну, по сути он купил её у меня. Я имею в виду, под будущие доходы.

Питер Маккормак: Вы когда-нибудь видели эти будущие доходы?

Джед Маккалеб: Да, он заплатил мне что-то. Думаю, не так много, как должен был заплатить.

Питер Маккормак: Вы чувствуете ответственность за взлом биржи?

Джед Маккалеб: Я определенно мог бы найти кого-то ещё кроме Марка, так что в этом смысле да. Но у меня был нулевой контроль над тем, что он делал после того как принял биржу. Я не мог сильно повлиять на ход событий. Меня и всех остальных поразило то, что в этом холодном кошельке потерялись 600 000 биткоинов.

В голове не укладывается то, что он просто никогда не проверял точный баланс этого кошелька. Я никогда не думал, что биржа закроется именно из-за этого. Я предполагал, что биржа может обанкротится из-за его некомпетености, потому что он арендовал самый дорогой офис в Токио или что-то в этом роде. Он любит сумасшедшие вещи.

Питер Маккормак: Когда вы впервые услышали о взломе?

Джед Маккалеб: Они остановили вывод биткоинов, а затем выяснилось, что биткоинов там даже не было. Я услышал об этом, как и все остальные, но на тот момент не общался с ним. У меня тоже хранились деньги на бирже.

Питер Маккормак: У всех, кого я встречаю, что-то было там. Что вы думаете о процессе реабилитации клиентов Mt. Gox?

Джед Маккалеб: Я не очень внимательно следил за этим. Главное, что у них есть сейчас достаточно денег, чтобы выплатить клиентам деньги, хоть и в долларовом эквиваленте.

Питер Маккормак: Вы тоже ожидаете выплату?

Джед Маккалеб: Я не подавал иск.

Питер МакКормак: Когда вы в последний раз разговаривали с Марком?

Джед Маккалеб: Очень давно. Я в принципе общался с ним в Skype только пару раз. Это было где-то в 2011-2012.

Питер МакКормак: Как вы в целом относитесь к этой истории с Mt. Gox?

Джед Маккалеб: Сложный вопрос. Я думаю, что биржа принесла реальную пользу экосистеме биткоина. Но очень расстраивает то, что случилось, потому что она могла стать миллиардным бизнесом, но превратилась в огромную дойную корову, а потом всё просто развалилось.

Ничего из этого не должно было случиться, и это действительно беспокоит меня. Кроме того, люди пытаются втянуть меня в это, и я считаю это несправедливым. Даже Марк пытался переложить на меня ответственность.

Питер Маккормак: Хорошо, давайте сменим тему. Вы в криптоиндустрии почти 10 лет, верно?

Джед Маккалеб: Да, что-то в этом роде.

Питер МакКормак: Итак, вы видели много, гораздо больше, чем кто-либо ещё. Вы создали первую биржу, участвовали в разработке Ripple и других проектах. Как вы думаете, что сейчас является наиболее важным для криптоиндустрии?

Джед Маккалеб: Самое главное, чтобы криптовалютой действительно начали пользоваться. Прошло уже 10 лет, но люди до сих пор не используют криптовлюту в реальном мире. И это на 100% то, над чем мы работаем в Stellar.

И, опять же, 90% проектов — мусор. Вам не нужна особая монета, чтобы купить корм для животных. Вы можете использовать биткоин или доллар. Другие проекты просто не имеют смысла, потому что они не учитывают главное свойство настоящей валюты, которой можно расплачиватся везде. Хотя я не думаю, что должен остаться только биткоин или эфириум. Я думаю, что таких проектов будет много, но они будут предлагать свои решения и разные варианты использования. Также как нет единой базы данных. Есть много видов, не так ли? Или один язык программирования. Вам нужно несколько, чтобы решать разные проблемы.

Питер МакКормак: Какую проблему решают люмены в Stellar?

Джед Маккалеб: Stellar в целом пытается сделать перемещение денег по всему миру похожим на электронную почту. Вы можете иметь свой счёт в банке и без проблем отправить деньги чей-то мобильный кошелёк. Вам не нужно думать о том, как люди хранят свои деньги или какую валюту используют. Так что это просто платежный инструмент в эпоху интернета, Stellar представляет собой его реализацию, а люмены — часть этого.

Питер МакКормак: Я слышал о раздаче люменов на $120 млн. Зачем их раздавать? Потенциально это снижает цену на Stellar, потому что люди просто берут и сразу же их продают.

Джед Маккалеб: Мы надеемся, что если сделать это рационально и правильно, то мы сможем расширить пользовательскую базу. Многие могут стать пользователями. Это способ знакомства людей с нашей системой.

Новости о цифровых валютах, финтех-трендах и финансовых инновациях

CoinSpot.io - крупнейший в рунете ресурс о цифровых валютах, финтех-трендах и финансовых инновациях. Мы рассказываем о технологиях, стартапах и предпринимателях, формирующих облик финансового мира. Венчурные инвестиции, p2p и цифровые технологии, криптовалюты, аналитика и обзоры - все, что нужно знать, чтобы быть в тренде и зарабатывать.

Полное или частичное использование материалов сайта разрешается только с письменного разрешения редакции, при этом ссылка на источник обязательна!

Подпишитесь на Email рассылку о новые статьях и важных новостях от Coinspot.io