Loading data, please wait...

Тим Дрейпер: «Я потерял 40 000 биткоинов»

В 1985 году Тим Дрейпер основал DFJ — ныне одну из самых известных венчурных компаний в заливе Сан-Франциско, которая в своё время инвестировала в Skype, Tesla и Twitter. Вместе с тем Дрейпер не принадлежит к числу традиционных венчурных инвесторов: в отличие от большинства «коллег», он является большим поклонником биткоина и блокчейна.

Дрейпер заинтересовался цифровыми валютами ещё в 2002 году, когда познакомился с человеком из Южной Кореи, который хотел купить своему сыну виртуальный меч на день рождения. Дрейпер вспоминает:

Все в Южной Корее играли в эту виртуальную игру. Он собирался заплатить реальные деньги за то, чтобы купить виртуальную валюту, а потом купить несколько пикселей на экране в виде меча. Тогда я и начал думать о том, что с виртуальными валютами может что-то получиться.

В интервью Fortune Дрейпер обсудил вложения в биткоин, уход Стива Юрветсона и рассказал об упущенных проектах, о которых он сожалеет больше всего.

— Криптовалюты и блокчейн сегодня на слуху. Вы, как известно, сделали ряд инвестиции в этой области. В 2014 году вы купили 30 000 биткоинов у правительства США — эти монеты были изъяты после закрытия даркмаркета Silk Road. Зачем вы это сделали?

— Задолго до покупки биткоинов, оставшихся от Silk Road, я заплатил $250 000 за 40 000 биткоинов. Эти монеты находились на бирже Mt. Gox. Затем Mt. Gox их потеряла или украла — в зависимости от того, как вы на это смотрите. Когда это произошло, я только всплеснул руками и подумал, какой же это бред. Как крупнейшая (на тот момент) биржа может потерять все деньги — или всё же украсть их? Так что я решил, что всё кончено.

Я был разочарован потерей 40 000 биткоинов, но, когда начался аукцион Silk Road, я подумал: «Может быть, для меня это шанс снова поучаствовать в этом». Люди, принимавшие участие в аукционе, думали, что получат биткоины, потому что биткоинов было много, но я предложил цену сильно выше рыночной и получил их все.

— В Давосе министр финансов США Стивен Мнучин сказал, что его цель номер один — недопущение использования криптовалют в незаконной деятельности. Что вы думаете об этом заявлении?

— Интересно, что Службе маршалов США гораздо легче поймать преступников, которые используют блокчейн, в сравнении с теми, кто использует наличные, потому что блокчейн — это идеальный реестр. Их не поймают на самой краже, но поймают, когда они попытаются потратить деньги. Блоки получают отметку, когда с ними происходит что-то незаконное. Преступники могут ничего об этом не знать, но, как только в блокчейне будет замечено движение, их поймают.

Я действительно думаю, что биткоин более безопасен для всех нас и защищён от преступников, которые привыкли пользоваться долларами. Я знаю, что думали люди два или три года назад: их беспокоила скверная атмосфера вокруг биткоина, но теперь мы думаем, что в действительности в блокчейне поймать преступников проще по сравнению с теми, кто использует доллары.

— Вы были одним из первых американцев, ставших электронными резидентами Эстонии. Рассматриваете ли вы со временем возможность получения гражданства?

— Я думаю, что географические границы стираются, мы уже можем свободно перемещаться по всему миру, и люди из многих других стран — тоже. Мы можем выбрать страну, штат и город, которые подойдут именно нам.

Эстония была первой, но другие страны теперь тоже создают электронные правительства, которые берут на себя многие функции традиционных правительств. Многие вещи могут делаться виртуально: хранение данных о гражданах, перераспределение доходов, медицинские страховки, социальное обеспечение и благополучие… Многое из этого может делаться на блокчейне. И всё это бросает вызов нашим представлениям о том, что такое правительство.

Поскольку Эстония начинает предоставлять больше таких сервисов, они могут захватывать всё большую и большую долю глобального рынка. Подумайте об этом! Если Эстония начнёт предлагать лучший план медицинского страхования, чем США, мы просто скажем: «О, а почему бы и нам его не использовать?» Или, например, более эффективный способ обеспечить благосостояние граждан…

Контроль приносит бедность, тогда как свобода приносит процветание и богатство. Мы находимся в очень хорошем положении, потому что у нас демократия и мы принимаем новые способы мышления. Мы более склонны принимать новые технологии, внедряя их и трансформируя работу правительства. Я думаю, что США хорошо подготовлены к этому.

Как инвестор ближайшие 10 лет я буду отслеживать, что делается для правительства на блокчейне и что полезное делается для биткоина. Это начало чего-то большего: за всю свою жизнь я не видел ничего подобного.

— Есть ли какие-то инвестиции, которые вы не сделали и до сих пор сожалеете об этом?

— Я обсуждал инвестиции в Google. Я сидел с Сергеем Брином в самолёте, и он подробно объяснил мне идею, от которой я был просто в восторге. Но партнёры сказали, что в нашем портфолио уже есть шесть поисковых систем и в других нет смысла. Я сказал: «Мне очень нравятся эти парни, и название симпатичное», но этого оказалось недостаточно.

Мы также упустили Facebook. Моя дочь была большой поклонницей Facebook, и я знал, что это нечто особенно, но, сделав ряд ставок, мы вышли из игры, так как наши ставки оказались недостаточно высокими. Они начались с оценки в $20 млн. и выросли до $115 млн. — именно тогда мы соскочили. Тогда мы проиграли, и это был полный облом.

А потом по другим причинам мы пропустили Airbnb и Uber. Так что да, я пропустил всё.

— Илон Макс появляется в новостях ежедневно. Вы его хорошо знаете. Есть что-то такое, что большинство людей не знает о нём?

— Я думаю, что его стиль управления действительно уникален. Он делится с людьми научно-фантастическим видением. Он говорит: «Мы собираемся на Марс». И он готов принять всю критику от людей, которые думают, что он сумасшедший. Но затем, собираясь на Марс, он возьмёт всех самых лучших в мире инженеров и предложит им работать на него.

Я хочу, чтобы так думали все предприниматели — делали первый шаг и не боялись сказать «мы вылечим рак», «мы летим на Марс» или «мы изменим правительство». Я хочу, чтобы они сделали это, тогда их миссии привлекут внимание людей.

— DFJ пережила непростые месяцы (партнёр Стив Юрветсон был смещён с должности, а после этого против DFJ были выдвинуты обвинения в секс-вечеринке на одном из мероприятий). Есть разные версии, и я хотел бы услышать от вас о происходящем.

— Что до меня, то я начал управлять Draper Associates и большую часть времени провожу в Сан-Матео. Я всё ещё один из руководителей DFJ, так что происходящее влияет и на меня, потому что я управляю компанией. Но деньги, которыми я управляю, теперь находятся в Draper Associates.

Юрветсон был замечательным партнёром и просто хорошим парнем, он столько лет проработал с нами. Для меня было честью работать с ним, и партнёры DFJ справляются с информационным цунами максимально хорошо в текущей ситуации.

— Но вы же были соучредителями. Как лично вы и компания справляетесь после его ухода?

— За долгие годы мы привыкли к суматохе, которая происходит, когда инвестируешь в самые передовые вещи в очень изменчивом финансовом мире. Трудности неизбежны. Это грандиозная гонка, и она продолжается.

Хотите больше новостей? Facebook. Быстрее всех? Telegram и Twitter. Подписывайтесь!

Похожие статьи