Эксперты о недостатках закона «О цифровых финансовых активах»

121 0 Время чтения: 7 мин. Максим Катрич

Хотя по поручению президента Путина в России до 1 июля должны были принять законопроекты о криптовалюте, эти сроки уже прошли, однако вопрос законодательного регулирования рынка так и остался открытым, а положения основного документа, «О цифровых финансовых активах», внесённого в Госдуму ещё в прошлом году, вызывает критику со стороны членов криптосообщества.

Законопроект «О цифровых финансовых активах» находится в Госдуме с весны прошлого года, и на данный момент принят в первом чтении.

Первый вариант документа включает в себя следующие положения: во-первых, майнинг определён как предпринимательская деятельность, что автоматически делает незаконным частный майнинг.

Во-вторых, криптовалюта и токены не являются законным средством платежа на территории РФ, а цифровые активы легализуются через понятие «иное имущество» и определяются как «имущество в электронной форме».

В-третьих, защита прав участников смарт-контракта осуществляется аналогично правилам для договора, заключённого в электронной форме.

В-четвёртых, сделки с криптовалютами, согласно документу, возможны только через оператора обмена цифровых финансовых активов.

В-пятых, лица, не являющиеся квалифицированными инвесторами, в рамках одного выпуска могут приобретать токены на сумму не более 50 тысяч рублей, а лицо, которое решило объявить о выпуске токенов, обязано раскрывать сведения не только о себе, но и о конечных бенефициарах и валидаторах транзакций (включая имя, фамилию, отчество и место жительства – если это физические лица).

Такой подход властей вызвал ожесточённую критику. В частности, глава Российской ассоциации криптовалют и блокчейна Юрий Припачкин заявил на ПМЭФ-2018, что «существующие законопроекты, которые были приняты в первом чтении, не устраивают индустрию и не устроят ее никогда».

Редакция документа, подготовленная ко второму чтению, должна была учесть замечания игроков рынка, и она действительно отличается от первоначального варианта. Под ЦФА (цифровыми финансовыми активами) теперь понимаются любые права, оформленные на основе системы распределённого реестра. Другое важное отличие заключается в том, что авторы законопроекта практически отказались от определения криптовалюты и сосредоточили свое внимание на токенах как средстве привлечения инвестиций. Майнинг же рассматривается как инструмент привлечения средств, а не как способ генерации блоков в блокчейне за вознаграждение.

Рассмотрение законопроекта «О цифровых финансовых активах» во втором чтении должно было состояться весной этого года, однако было перенесено из-за требований Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF): организация указала на необходимость расширения терминологии документа, путём включения в него отсутствовавшего ранее понятия «криптовалюты».

«Закон о цифровых финансовых активах у нас подвис. Миссия FATF потребовала, чтобы мы урегулировали вопросы, связанные с биткоинами и так далее. Мы отмахивались и хотели как-то этот вопрос обойти, поскольку была определенная позиция Центрального банка. Но сейчас мы либо в самом законе «О ЦФА», либо отдельным законопроектом пропишем норму, которая будет определять требования к этим криптоинструментам», – пояснил председатель комитета нижней палаты парламента по финансовому рынку Анатолий Аксаков.

Российский криптовалютный эксперт Евгений Каминский объясняет задержки в подготовке законодательной базы тем, что «вокруг закона есть очень много заинтересованных лиц, ведомств и персоналий». Он говорит:

«Сложно договориться – очень разные ветви власти, министерства и так далее. Это сильно бюрократизированный процесс, причем у каждого есть свой интерес – и некоторые его даже не скрывают».

Несмотря на все метаморфозы законопроекта о ЦФА, игроки криптовалютного рынка и экспертное сообщество относятся к прорабатываемому документу скептично. Глава РАКИБ Юрий Припачкин считает:

«Дело в том, что индустрия живёт по законам рынка и технологий, которые развиваются, а этот закон написан под диктовку Центробанка, с точки зрения его понимания финансового регулирования. На самом деле, он посвящён не рынку, а функционированию закрытого блокчейна. Там нет рынка, нет возможности подключения инвесторов – это просто учётный механизм, закрытые токены, которые функционируют в неких экосистемах. Рынку это ничего не даст. Закрытый блокчейн – это бессмысленная история с точки зрения рынка. Он полезен для задач модернизации тех или иных производств, но он бесполезен с точки зрения создания нового экономического порядка. Поэтому, индустрия его не заметит, если он выйдет в таком виде».

Евгений Каминский соглашается с Припачкиным:

«Рынок работает так, как работает, и ему в целом всё равно до закона. Рынок выработал свои нормы, правила, форматы – то есть, самоорганизовался. Даже, если законопроект будет принят, то непонятно, как они будут всё это мониторить, как они будут этим управлять. Вероятнее всего, даже если этот закон примут, то работать он не будет – по крайней мере, первое время. Дальше, как это обычно бывает, пройдут какие-то показательные порки, но, в целом, вряд ли это приведет к какому-то результату в ближайшее время. И, в принципе, закон всегда был направлен на то, чтобы государство начало зарабатывать в этой отрасли, но пока это видится очень и очень туманным».

Руководитель IT-компании Top Ленар Мухаметзянов уверен, что «закон будет идти параллельно самой индустрии». Он говорит: «У нас есть много законов, которые существуют, но не работают – закон о цифровых финансовых активах будет одним из них. Я бы не сказал, что документ как-то поменяет криптоиндустрию в целом. Возможно, в индустрии станет больше денег, поскольку в неё можно будет официально вкачивать средства, но не более того».

Глава РАКИБ Юрий Припачкин рассказал, какие моменты следовало бы учесть, прежде, чем принимать законопроект в финальной версии:

«Позиция ЦБ категорически отрицает возможность существования криптовалют как экономического механизма. Они считают, что это чисто спекулятивный механизм. На наш взгляд, это системная ошибка, связанная с непониманием текущих экономических процессов. Надо ориентировать закон на индустрию, делать его понятным, вводить туда все те термины и определения, которые нужны.

Необходимо определять, что такое майнинг, криптовалюта, смарт-контракт с использованием криптовалют. Сейчас смарт-контракты определили, но без криптовалют, а как смарт-контракт может полноценно без них функционировать? Если вы хотите создать свою криптовалюту, то вы должны создать её с учетом механизма децентрализованных реестров, а не закрытого централизованного блокчейна, что, к слову, вообще бред.

Позиция ЦБ категорически отрицает возможность существования криптовалют как экономического механизма. Они считают, что это чисто спекулятивный механизм. На наш взгляд, это системная ошибка, связанная с непониманием текущих экономических процессов».

Между тем, законопроект «О цифровых финансовых активах», который парламентарии намеревались принять до конца текущего месяца, может быть принят осенью, о чём 9 июля сообщил глава комитета по финансовому рынку Госдумы Анатолий Аксаков.

Новости о цифровых валютах, финтех-трендах и финансовых инновациях

CoinSpot.io - крупнейший в рунете ресурс о цифровых валютах, финтех-трендах и финансовых инновациях. Мы рассказываем о технологиях, стартапах и предпринимателях, формирующих облик финансового мира. Венчурные инвестиции, p2p и цифровые технологии, криптовалюты, аналитика и обзоры - все, что нужно знать, чтобы быть в тренде и зарабатывать.

Полное или частичное использование материалов сайта разрешается только с письменного разрешения редакции, при этом ссылка на источник обязательна!

Подпишитесь на Email рассылку о новые статьях и важных новостях от Coinspot.io