Мнение эксперта: Что изменит закон о «суверенном рунете»

181 1 Время чтения: 12 мин. Максим Катрич

1 ноября в России должен вступить в силу закон о «суверенном интернете», призванный сосредоточить управление российским интернетом в одном центре и обезопасить Рунет от иностранных угроз, то есть при возникновении политической необходимости отрезать российский Интернет от мирового.

Аналитик Общества защиты Интернета и координатор по международному сотрудничеству Роскомсвободы Александр Исавнин рассказал, что может изменить закон.

«Мы надеемся на коррупцию»

В целом этот закон даёт государству право контролировать техническую инфраструктуру – интернет. Во всём мире, начиная с Соединённых Штатов Америки и России до начала блокировок, до 2010 года, интернет развивался, управляемый «невидимой рукой рынка». Если необходимо было что-то делать, если возникал спрос, на него отвечало предложение.

Но теперь наше государство дало себе практически полное право контролировать инфраструктуру интернета, то, как взаимодействуют операторы, как они взаимодействуют с заграницей. Государство добавило себе право устанавливать специальное оборудование, которое должно нас защищать от внешних угроз, но фактически оно будет защищать нас от нежелательной государству информации.

Закон даёт им такое право с 1 ноября. Насколько они это право будут реализовывать, сказать сложно. После принятия закона стало очевидно, что им надо принять около 30 подзаконных актов, связанных с этим делом. Часть этих актов уже принята, но они написаны так же неконкретно. «Да, у нас есть право что-то делать, что-то требовать, но мы пока ещё это не написали, потом придумаем».

Часть этих актов в процессе разработки были отклонены, потому что были нарушены формальные бюрократические требования, предъявляемые к разработке акта. Россия претендует на некоторую открытость в этом плане, акты должны обсуждаться, собираться мнения. Они были отклонены, потому что были нарушены бюрократические процедуры. Поэтому ровно 1 ноября в полную силу он, конечно, не вступит.

Мы больше всего надеемся на коррупцию, на то, что этот закон будет использован, чтобы украсть деньги на оборудовании защиты или на создании центра управления интернетом в России, но фактически ничего работать не будет.

Интернет очень успешен и надёжен, потому что там нет единого центра, откуда может прийти ошибка. Отсутствие центра управления интернетом и привело к такому удачному его развитию, именно поэтому интернет сейчас полностью заменяет классические телефонные сети. Интернет этим победил, тем, что не было никакого государственного регулирования того, как взаимодействуют операторы, того, как ходит трафик. Интернет выиграл, потому что есть «невидимая рука рынка». В России власти это, понятно, не устраивает, они придумали «суверенный интернет» после многолетних попыток через Международный союз электросвязи как-то завладеть контролем. Что невозможно, потому что в Международном союзе электросвязи есть и нормальные организации.

Что будет? Мы надеемся на то, что они распилят деньги и успокоятся.

Что будет в худшем случае?

Что будет в худшем случае? Например, мало кто обращает на это внимание, но в рамках этого закона можно влиять на межоператорские отношения. Довольно просто и довольно очевидно, что может возникнуть: будут разбивать механизмы свободного рынка, которые действуют сейчас в России, монополизировать рынки, передавать контроль движения трафика в сторону больших операторов.

Сейчас в России действуют около пяти тысяч независимых операторов. Операторов, участвующих в глобальной маршрутизации, есть 5 тысяч в России, 6 тысяч в Бразилии, 17 тысяч в Соединенных Штатах Америки, в районе 3 тысяч европейских операторов, 2,5 тысячи в Украине и так далее. Лицензированных при этом по российским законам организаций около 8 тысяч, то есть существуют и «спящие» операторы. Понятно, что такая ситуация не может устраивать тех в государстве, кто любит тотальный контроль, кто любит командовать.

Пятью тысячами командовать существенно сложнее, чем двумя, тремя, четырьмя – или одним, как в Сирии. Если у тебя оператор один – это может приводить к существенным ошибкам. Ошиблись в конфигурировании маршрутизатора в Сирии, интернет не работает, дальше они ждут, пока привезут новый из соседней страны, три-четыре дня.

Поэтому мы в России готовимся к худшему, но надеемся на лучшее.

Цензура

В рамках закона о суверенном интернете предусмотрены технические средства противодействия угрозам, то есть операторы обязаны будут установить какое-то оборудование, которое должно противодействовать угрозам. Мы не знаем, какие это угрозы, но, скорее всего, оно будет предназначено как раз для цензуры. Сейчас такое оборудование тестируется в Уральском федеральном округе и ещё в нескольких областях. Господин Жаров из Роскомнадзора хвастался, что наконец-то они теперь заблокируют Telegram. То есть цензура в данном случае совершенно не связана с экономикой.

Как работает интернет-оператор и почему интернет так успешно развился, в отличие от телефонной сети? Интернет-оператор получает маленький кусочек данных, которые называются пакетом, смотрит на адрес получателя, только на этот кусочек, и отправляет дальше следующему оператору, который может доставить их получателю – это основная задача оператора.

Что вынужден делать российский оператор? Он вынужден получить этот кусочек, собрать его вместе с остальными кусочками, проверить, не осуществляется ли передача информации в сторону или от запрещённого веб-сайта, и, если все хорошо, отправить его дальше. Российский оператор уже сейчас вынужден тратить в разы больше средств на обеспечение доступа в интернет, чем это делают другие операторы. Всё это нужно для того, чтобы тем или иным способом ограничивать доступ российских граждан к информации. Это не просто цензура, это цензура, за которую платят российские граждане – это самое печальное.

Как мы видим, особенно на примере приложения Telegram, эффективно эта цензура не работает. Поэтому всё развитие законодательства, начиная с 2010 года, первых блокировок, различных вариаций СОРМ, слежки за гражданами через «пакет Яровой», заканчивая сейчас суверенным интернетом – это попытка российского государства усилить регулирование и влияние на интернет в надежде, что у них наконец это получится. А оно по-прежнему не получается. Они делают интернет дороже и медленнее.

Они не понимают, как работает интернет. «Американская военщина» в своё время заказала его для того, чтобы он пережил и работал в случае ядерных бомбардировок со стороны Советского Союза. Слава богу, ему не понадобилось выживать в этом случае. Но то ДНК, которое было в него заложено, сейчас прекрасно позволяет интернету в России выживать в случае ядерных бомбардировок со стороны Роскомнадзора.

Успех с закрытием российского интернета придёт только с полным его закрытием. Они должны будут отменить его совсем. Но вряд ли они смогут это сделать. Сейчас они хвастаются госуслугами, которые уже сложно получать без доступа к интернету. Сейчас сами чиновники любят им пользоваться. Окончательно закрывать они его вряд ли станут.

Пример Китая

Во-первых, те, кто хотят обходить большой китайский файрвол, благополучно его обходят. На всех китайских рынках, в китайских лавочках, торгующих сотовыми телефонами, вам установят VPN.

Во-вторых: я недавно читал совершенно замечательное исследование о том, что, если бы в России не было бы Первой мировой войны, не было бы репрессий, не было бы Второй мировой войны, у нас бы жило примерно 500 миллионов русскоговорящих. Собственно для того, чтобы сформировать свою цивилизацию, которая может замкнуться и вариться в собственном соку, нужно примерно столько людей.

Вот у китайцев есть миллиард. Китайцы могут замкнуться просто потому, что они в состоянии создавать свою собственную культуру и сами ее потреблять. Замкнуть Китай как страну, можно, но мы ещё не говорим про интернет пока. Почему у китайцев «получилось»? Китайское правительство изначально следило за тем, как развивается интернет. Они сразу строили большой китайский файрвол на своей границе. Российский интернет до 2010 года развивался как вполне свободный. Кроме того, китайцы изолируют свою страну от чего-то внешнего, они не допускают Google, но у них есть своя цивилизация, у них работают другие приложения. Изоляция происходит между Китаем и не-Китаем.

Российский же закон о суверенном интернете и те блокировки, которые уже происходят, работают внутри страны, в том числе между операторами. Китайское правительство ограничивает своих граждан в доступе к какой-то зарубежной информации, но не рубит то, что происходит внутри страны. Они не разрушают инфраструктуру, они не разрушают рынок внутри страны. Там нет такого, как в законе о суверенном интернете, влияния на взаимодействие внутри страны. Они ограничивают течение информации снаружи, они могут применять какие-то меры против компаний типа Google, Facebook, ещё чего-то такого, но внутри страны есть абсолютно эквивалентные сервисы. У нас же поисковая система «Спутник», менеджер «ТамТам», все эти потуги российских компаний заменить что-то международное на что-то своё не срабатывают. В этом и состоит негативная разница нашего суверенного интернета с китайским: существующий хороший развитый рынок пытаются монополизировать, консолидировать, разбить и зарегулировать внутри страны, в отличие от того, что делают китайцы. Они свои компании не подрывают.

Кто и как будет осуществлять блокировку

Если сейчас провайдер полностью ответственен за обеспечение блокировок, то теперь возникнет оборудование противостояния внешним угрозам, которое в основном и будет осуществлять блокировки.

В чём разница между, например, российской, китайской, иранской ситуацией на текущий момент? Есть реестр запрещённых материалов, который ведет Роскомнадзор, часть этого реестра отдаётся операторам для того, чтобы операторы сами своими средствами за свой счёт заблокировали эти ресурсы. Поэтому общественные организации, например, Роскомсвобода, могут найти на сайте реестр заблокированных и мониторить, кто блокирует, что блокирует, зачем блокирует. Эта информация публичная. В случае с Китаем или Ираном, которые существенно впереди нас по осуществлению блокировок (но не по дурацкости законодательства вокруг этого), контролировать ситуацию довольно сложно. Сейчас мы в России знаем, что должно быть заблокировано, и можем это контролировать, а в Китае и Иране неизвестно, что происходит.

Очень может быть, что появление закона о суверенном интернете и технических средств противодействия угрозам уберёт из видимости общественности то, что фактически блокирует Роскомнадзор. Это для нас некоторая проблема. С другой стороны, международные организации, работающие в Китае, в Иране, уже вырабатывают как методики контроля за тем, что блокируется, так и эффективные методики обхода этих блокировок. Да, Telegram в Иране заблокирован чуть сильнее, чем в России, но им по-прежнему пользуются. Twitter вообще заблокирован в Иране и VPN тяжело применять, но Twitter по-прежнему активно используется в Иране.

Иран – это некая цель, к которой, возможно, идёт наше государство. Но, как мы видим на их текущем опыте, оно совершенно неуспешно в этом плане.

Что ждёт VPN и Telegram

Россия претендует на то, чтобы быть частью европейского пространства, частью Европы, соответствовать с точки зрения законодательства европейским ценностям. Запретить VPN в рамках европейского подхода к законодательству невозможно. Вы не можете сказать, что VPN – это то, чем пользуются террористы, у него нет положительных свойств, иначе вы сразу уходите в сторону Китая и Ирана. Поэтому VPN, скорее всего, никто не сможет запретить, потому что у нас это будет довольно сложно сделать законно, без каких-то сильных злоупотреблений. VPN однозначно останутся.

Telegram продолжат пользоваться просто потому, что Telegram, в отличие от Роскомнадзора и законодателей, понимает те самые принципы работы интернета и противостояния ядерным взрывам, разрушающим инфраструктуру. Он точно так же продолжит работать. Все внуки настроят своим бабушкам VPN и, скорее всего, стартовой страницей сделают страницу «Эхо Москвы» или Радио Свобода с интересной актуальной информацией.

Это война, которую наше государство однозначно проигрывает. К сожалению, они не понимают, что они проиграют эту войну, но сильно отбросят назад скорость развития нашей инфраструктуры. Что бы Медведев ни говорил про цифровую экономику и про цифровизацию, он признал, что санкции нам цифровую экономику портят. Ничто так не портит развитие России, как собственная российская регуляторика.

Оригинал.

  • vova

    Вот же путин дэби.оид!!!! Браво, это просто простая тупость, ну и конечно страх. Когда путин умрёт, я выпью чашечку кофе в удовольствие.

Новости о цифровых валютах, финтех-трендах и финансовых инновациях

CoinSpot.io - крупнейший в рунете ресурс о цифровых валютах, финтех-трендах и финансовых инновациях. Мы рассказываем о технологиях, стартапах и предпринимателях, формирующих облик финансового мира. Венчурные инвестиции, p2p и цифровые технологии, криптовалюты, аналитика и обзоры - все, что нужно знать, чтобы быть в тренде и зарабатывать.

Полное или частичное использование материалов сайта разрешается только с письменного разрешения редакции, при этом ссылка на источник обязательна!

Подпишитесь на Email рассылку о новые статьях и важных новостях от Coinspot.io