Loading data, please wait...

Служба ходлеров США: Сколько биткоинов конфисковали для Дяди Сэма

Когда 25-летний Александр Казес повесился в тайской тюремной камере в июле прошлого года, он оставил этому миру все атрибуты наркоторговца высшей лиги: виллы, Ламборгини, Порше, банковские счета в Лихтенштейне и Швейцарии. Казес, который, как утверждают власти, управлял AlphaBay, крупнейшим даркнет-маркетом, оставил и кое-что ещё: кошельки с биткоинами на миллионы долларов.

Цифровые активы Казеса теперь принадлежат Министерству юстиции США. Ведомство планирует продать их, а учитывая, что с июля 2017-го стоимость биткоинов выросла более чем в пять раз, сумма получается впечатляющей. Но если вы хотите узнать, кто хранит эти монеты и когда их будут продавать, вам понадобятся обширные навыки киберсыщика и много свободного времени.

Цифровой конфискат, о котором ещё пять лет назад вообще не слышали, быстро становится повседневностью. Нельзя назвать точную цифру, но документальные свидетельства и интервью с бывшими адвокатами и прокурорами говорят о том, что цифровые активы стоимостью не менее $1 млрд. (почти наверняка — намного больше) сейчас находятся в ведении правоохранительных органов США. Цифровой клад хранится в атмосфере строжайшей секретности. Анонимность наряду с непрозрачными правилами конфискации нового вида активов значительно затрудняет отслеживание этих средств.

Давний закон предоставляет Службе федеральных маршалов США, старейшему правоохранительному органу в стране, который входит в состав Министерства юстиции, право на распоряжение предметами, изъятыми другими федеральными правоохранительными органами. На сайте Службы маршалов вы можете увидеть лодки, автомобили, самолеты, наручные часы и многие другие вещи, конфискованные ФБР и другими службами и выставленные на публичные торги. Процесс конфискации, известный как forfeiture, упростили в 1980-х после того, как Конгресс упростил продажу активов, изъятых при расследовании преступлений, связанных с наркотиками.

В то время никто не знал, что эти активы в будущем будут включать деньги, добытые на компьютерах. Ситуация изменилась в начале нашего десятилетия во время эпического расследования дела Silk Road — глобального аналога eBay для продажи наркотиков. Молодой техасец, известный как Dread Pirate Roberts (настоящее имя — Росс Ульбрихт), создал Silk Road на стыке трёх новых технологий. Он использовал дешёвое облачное хранилище данных; браузер Tor, который позволял людям анонимно перемещаться в тёмных уголках интернета; и биткоин, обеспечивающий безопасную и полу-анонимную оплату нелегальных товаров без посредничества банков.

На четырёх аукционах с июня 2014 по ноябрь 2015 года маршалы продали биткоины Silk Road по средней цене $379 (и купил их, кстати, инвестор Тим Дрейпер). Биткоин продолжал расти; на другом аукционе в январе этого года, не связанном с Silk Road, маршалы продали 3613 биткоинов и заработали $30 млн.

Сейчас за биткоины Silk Road можно было бы выручить $2,1 млрд., чего хватило бы для покрытия годового бюджета Службы маршалов; а в 2014 и 2015 годах они были проданы всего за $66

Разумеется, маршалы не могли этого предвидеть, как и агенты ФБР. Бывший прокурор Клиффорд Хейстед говорит:

Мы поняли, что правительство не хочет заниматься анализом фондового рынка.

В середине декабря, когда цена биткоина приблизилась к $20 000, прокуроры бросились в федеральный суд штата Юта за разрешением продать 513 биткоинов, которые были конфискованы у продавца поддельных фармацевтических препаратов. Судья согласился, но маршалы тянули с продажей до конца января, когда цена биткоина упала почти на 50% по сравнению с максимумом.

Forfeiture.gov, сайт Департамента юстиции США, может показаться настоящей находкой. Недавно на его стартовой странице можно было увидеть документ, в котором сообщалось о консфискации несколькими ведомствами по меньшей мере $2 млн. в цифровой валюте. Администрация по борьбе с наркотиками изъяла 140 биткоинов у дилера в Нью-Гемпшире и ещё у 25 человек в Бостоне, а таможня и пограничники конфисковали 99 биткоинов и 99 Bitcoin Cash в Солт-Лейк-Сити.

Однако такая прозрачность иллюзорна. Часто между датой конфискации и её появлением в отчёте проходит много времени. А сами отчёты не хранятся онлайн: когда появляется новый, старый пропадает.

Адвокат Алекс Лакатос, который консультирует клиентов по вопросам конфискации, говорит:

В этой стране подозрительно отстающие центральные реестры. Мы не знаем, сколько имущества было изъято.

На вопрос, существует ли какой-либо публичный реестр конфискованного имущества, представитель маршалов отвечает кратким «нет». И нет закона, который обязывает его создать. Правоохранительные органы, как правило, защищают это «нет»; они утверждают, что прозрачность может плохо повлиять на текущие расследования.

Теоретически любой биткоин в руках федералов может быть отслежен, потому что транзакции видны в публичном блокчейне. Но в то время как документы Министерства юстиции иногда публично показывают «безопасные правительственные кошельки», во многих уголовных делах такого нет, поэтому неясно, куда идут биткоины. Даже в тех случаях, когда кошелёк идентифицируется, его содержимое представляется непрофессионалу бесконечными строками случайных символов. Для оказания помощи клиентам, в том числе правоохранительным органам, возникла целая индустрия исследовательских компаний, таких как Elliptic и Chainalysis, которые связывают кошельки с их владельцами. Но публичное раскрытие этой информации не является их целью.

Такое положение дел не даёт выяснить, сколько криптовалюты принадлежит государственным ведомствами США, и, учитывая диапазон агентств, конфискующих биткоин, неясно, что об этом знает само правительство. При подобной системе, когда конфискации ведутся и на государственном, и на локальном уровнях, некоторые полицейские могут попросту воровать криптовалюту у граждан.

На этом фоне разночтения и пробелы в публичных реестрах вызывают опасения. Fortune обнаружило несколько монет, конфискация которых была задокументирована, но их продажи не последовало. Например, судебные документы от 2014 года показывают, что Налоговая служба США изъяла 222 биткоина у наркодилера, но документов о продаже этих средств не было. Аналогичным образом нет записи о аукционе для 50,44 биткоина, которые были конфискованы Секретной службой в 2014 году по делу о сайте по продаже наркотиков  JumboMonkeyBiscuit. Другие случаи отражают неправильную оценку: например, в уведомлении о конфискации 99 биткоинов, изъятых в Солт-Лейк-Сити и стоящих $800 000 на начало февраля, их стоимость по документам равна $0.

Другой недавний список forfeiture.gov показал, что Управление по борьбе с наркотиками изъяло шесть биткоинов в Нью-Джерси, а федеральные прокуроры — 27 биткоинов (стоимостью около $330 000) в Колорадо. В феврале стало известно о глобальном мошенничестве с кредитными картами, организаторы которого, как сообщается, заработали миллионы долларов. Официально подтверждается, что средства арестованных фигурантов были конфискованы, часть средств, несомненно хранилась в криптовалюте. В теории Дядя Сэм выставит и ее на аукцион. Когда-нибудь.

На основе статьи Inside Uncle Sam’s Secret Bitcoin Hoard, опубликованной Fortune

Похожие статьи