bitstore
Loading data, please wait...

Три года эфириума: Над чем сегодня работает «мировой компьютер»

В 1999 году программист Дмитрий Бутерин вместе с семьёй эмигрировал в Канаду. Примерно в 2011 году он рассказал своему 17-летнему сыну Виталику о биткоине. Первым шагом Виталика в криптовалюту стала журналистика: он стал соучредителем журнала Bitcoin Magazine, но спустя всего два года настолько продвинулся в этой области, что сделал революцию в криптоидустрии своей концепцией создания блокчейна с помощью собственного языка программирования.

Работая с командой Mastercoin (теперь проект называется Omni) в Израиле в 2013 году, Виталик предложил несколько улучшений, которые смогли бы сделать проект более универсальным для поддержки большего количества смарт-контрактов. Он также увидел серьёзные недостатки в своём скриптовом языке, который не был полным по Тьюрингу.

Хотя его работу оценили, предложения так и не были реализованы командой Mastercoin, поэтому он начал строить свою собственную виртуальную машину под названием Ethereum (эфириум). В 2013 году он говорил:

Этот проект нацелен на то, чтобы взять криптовалюту 2.0 и обобщить её — создать полноценный, полный по Тьюрингу (но сильно регулируемый) криптографический реестр, который позволит участникам кодить контракты разной сложности, а также создаст участников и отношения, полностью управляемые блокчейном.

Виталик публиковал проект своей новой криптовалюты на Bitcoin Talk и прочих криптовалютных форумах, и вскоре к нему присоединились другие программисты, желающие внести свой вклад. В их числе были Чарльз Хоскинсон (основатель Cardano), Джеффри Уилк и Гэвин Вуд, которые могут считаться соучредителями эфириума.

Одна из целей эфириума заключалась в том, чтобы стать первым блокчейном с собственным языком программирования и функционировать не только в качестве виртуальной валюты, но и в качестве «мирового компьютера». Serpent, первый язык смарт-контрактов на эфириуме, был полностью написан Виталиком, но вскоре в коде одного из его ранних смарт-контрактов (токена REP проекта Augur) обнаружились недостатки. От Serpent отказались. Следующий язык, Solidity, стал миксом всех самых известных языков, которые использовали разработчики: Go, Javascript, Python и C ++.

Генезис

В течение нескольких месяцев проект «жил» в электронной почте участников — до января 2014 года, когда команда впервые встретилась в Майами на конференции о биткоине. Именно тогда её участники решили, что наконец готовы представить свой проект миру. Никто не знал, как он будет принят, но, по воспоминаниям Хоскинсона, Виталика провожали овациями после его выступления:

Понадобился час, чтобы вытащить его из толпы — все хотели его о чём-то спросить.

После конференции в Майами команда эфириума должна была решить, чем будет их проект: Mozilla (некоммерческим) или Google (коммерческим) от мира криптовалют. Голосование было единогласным: 8-0 в пользу Google. Команда отправилась в Цуг, «Криптовалютную долину» в Швейцарии, где договорилась о тонкостях создания Ethereum Foundation — некоммерческой организации, которая должна была собирать средства для коммерческих компаний. Джо Лубин, один из ранних разработчиков, описал фонд как «беспартийный орган в индустрии, состоящий из равноправных игроков».

Однако в июне 2014 года было принято решение пойти путём Mozilla и сделать проект полностью некоммерческим. Решение было спорным, и некоторые и главных разработчиков, включая Хоскинсона, покинули эфириум.

Эфир демократизирует сбор средств с помощью токенов ERC 20

Эфириум собирал средства в обмен на эфир (ETH) с июля по август 2014 года, выпустив на премайне 11,4 млн. ETH и собрав почти $11 млн. в ходе ICO.

Стоит отметить, что проводить ICO на этом этапе развития криптовалютного рынка было достаточно трудно, а создавать криптовалюту нужно было почти с нуля. Однако к концу 2015 года токены ERC20 стали стандартизованным смарт-контрактом в экосистеме эфириума. Любой мог использовать этот контракт, чтобы выпустить любое количество токенов и продать их за эфир.

Описанные Чарльзом Хоскинсоном как «краундфандинг на стероидах», токены ERC20 совершили революцию в венчурном инвестировании и создали конкуренцию платформам, подобным Kickstarter. Этот стандарт уравнял шансы для стартапов со всего мира: раньше рассчитывать на существенные венчурные инвестиции можно было только в Гонконге, Токио, Калифорнии, Нью-Йорке и других крупных центрах. Теперь люди, которые никогда не встречались, могли инвестировать в проект. Ложкой дёгтя в развитии эфириума стал проект DAO в 2016 году, который привёл к расколу в сообществе и созданию форка Ethereum Classic.

Масштабируемость, препятствующая развитию веб 3.0

С момента создания главные проблемы эфириума связаны с масштабируемостью. По сравнению с Visa, которая обрабатывает 24 000 транзакций в секунду, эфириум обрабатывает только 14. Это приводит к перегруженности сети.

Платформа готовится к хардфорку — переходу с Metropolis (версия 3.0) на Constantinople (версия 3.1) — в октябре. Это должно сделать транзакции более эффективными и уменьшить комиссии. В разработке также находятся несколько решений по масштабированию, включая шардинг (разбивку блокчейна на более мелкие куски, которые называются шардами) и протокол второго уровня Plasma, который будет функционировать аналогично Lightning Network у биткоина.

В DappRadar на сегодняшний день насчитывается более 700 даппов, а на сайте State of the DApps их более 1700, хотя большинство из них неактивны. Чтобы стать «блокчейном 2.0» и не быть уничтоженным конкурентами (EOS, Tezos и Zilliqa), эфириуму просто необходимо масштабироваться до тысяч транзакций в секунду.

Переход на PoS

На сегодняшний день первый приоритет эфириума — переход от алгоритма консенсуса Proof-of-Work (PoW) к алгоритму Proof-of-Stake (PoS). Переход на PoS намечен на 2019 год, а шардинг планируется проводить в два этапа в течение 2020 и 2021 годов.

Чарльз Хоскинсон предложил использовать в эфириуме алгоритм PoW, подобный SHA-256 в биткоине, но более новый, SHA-3, прежде чем платформа избавится от майнинга на PoS. Эта миграция будет проходить во время «ледникового периода» эфириума, когда сложность майнинга PoW очень сильно повысится и он потеряет смысл. Этот переход ожидается в 2020 году.

Разработчики также хотят перейти на протокол PoS из-за ASIC-майнеров, которые, по их мнению, могут очень сильно повлиять на хешрейт сети и сделать эфириум более восприимчивым к атакам.

В свою очередь хедж-фонды начинают занимать короткие позиции на ETH из-за медленного прогресса в этих обновлениях.

Эфириум, расширяющий возможности пользователей

Часто указывается на то, что Cryptokitties сегодня — наиболее популярный дапп, что говорит об ограниченности практического применения платформы. Но 17 000 узлов, управляющих сетью в глобальном масштабе, и огромное сообщество (250 000 человек) создают для эфириума впечатляющее преимущество перед конкурентами. Генри Пиккалак, основатель Streamr, платформы данных на смарт-контрактах, говорит, что эфириум показывает удивительную стабильность в течение многих лет, и в этом и есть самая большая заслуга Виталика Бутерина, Гэвина Вуда и других. Виталик, по его словам, — это яркий представитель социально-экономической борьбы за децентрализацию, которая обещает вернуть контроль над технологиями обычным людям. В этой индустрии всего несколько человек, которым важны такие глубокие политические цели.

По материалам Bravenewcoin

Похожие статьи
  • https://newsqe.com/2018/08/25/chto-takoe-jefirium-vsjo-chto-vam-nuzhno-znat-ob-jetoj-kriptovaljute/ Что такое эфириум: Всё, что вам нужно знать об этой криптовалюте — Новости сегодня

    […] Про эфириум часто говорят, что он призван стать «мировым компью&…. […]

  • https://cryptoe.ru/chto-takoe-jefirium-vsjo-chto-vam-nuzhno-znat-ob-jetoj-kriptovaljute/ Что такое эфириум: Всё, что вам нужно знать об этой криптовалюте | Курс криптовалют

    […] Про эфириум часто говорят, что он призван стать «мировым компьютером». […]