minter-airdrop
Loading data, please wait...

Биткоин — новое кибероружие

||
Комментариев: 0

Современное кибероружие способно создавать неприемлемые угрозы и эффективно поражать цели не только в странах, которые США относят к своим потенциальным противникам, но также и в самих странах НАТО. Уязвимость страны в отношении внешних киберугроз осознает даже военно-политическое руководство США.

Однако сложившуюся ситуацию трудно назвать симметричной (тем более сбалансированной), поскольку она не регулируется нормами международного права. Более того, с молчаливого согласия многих государств в мире развернулась гонка кибервооружений, которая в перспективе угрожает перерасти в полномасштабную. К тому же различные страны зачастую трактуют принципы равного доступа и цифрового равенства пользователей Всемирной сети совершенно по-разному.

Ценность высшего порядка

Как известно, Америка причисляет свободу Интернета к ценностям высшего порядка, обеспечение которых она относит к своим стратегическим целям. Для достижения этих целей США намерены комплексно использовать все инструменты своей национальной мощи – дипломатические, информационные, военные и экономические, в том числе так называемые факторы «мягкой силы». А соответствующую программу американского Госдепартамента «Свобода Интернету» можно считать одним из наиболее ярких примеров практического использования этих инструментов для защиты «старых ценностей в новых технологических условиях».

Однако в странах, практикующих цензуру, граждане нередко лишены доступа к зарубежным мнениям, а также возможностям изложения своей точки зрения. США выступают за то, чтобы все мировое сообщество «пользовалось в Интернете универсальными правами бесцензурного общения». «Хороших пользователей», то есть тех, кто не нарушает американских законов, правительство США считает «свободными гражданами, не имеющими национальности и не признающими в глобальном киберпространстве какого-либо государственного суверенитета». Ради защиты их прав США считают возможным вмешиваться во внутренние дела других стран.

Составной частью программы «Свобода Интернету» являются проекты создания и распространения специальных онлайновых инструментов (так называемых «анонимайзеров»), позволяющих обходить сетевые экраны (firewalls), которые правительственные органы ряда стран используют в целях контроля (цензуры) национальных сегментов Интернета. Речь идет о программных кодах, позволяющих пользователям общаться и размещать в Сети материалы, направляя свой интернет-трафик через другие страны, и не «засвечиваться» в национальных правоохранительных структурах, то есть сохранять некоторую «анонимность».

Программа Госдепартамента США «Свобода Интернета» опирается на идею «применения в глобальном киберпространстве универсальных прав доступа к информации». Пользуясь лексикой основателя компании WikiLeaks Джулиана Ассанжа, можно сказать, что США стремятся «распространить на весь мир первую поправку к своей Конституции». В результате любой современный человек должен был почувствовать себя настоящим американцем и пользоваться универсальным правом доступа к информации.

Этот тезис полностью соответствует официальной политике «цифровой дипломатии», освещению которой были посвящены два выступления тогдашнего госсекретаря США Хиллари Клинтон в начале 2010 года в вашингтонском «Музее новостей» и в начале 2011 года в Университете Джорджа Вашингтона.

Вторя знаменитой Фултоновской речи Уинстона Черчилля о железном занавесе, Хиллари Клинтон тогда заявила, что «распространение практики подобных ограничений во многих странах мира подобно падению информационного занавеса». Эту мысль подтвердил и ее старший советник Алекс Росс: «Мы помогаем людям пользоваться универсальными правами в Интернете. Мы поддерживаем универсальные права, свободу и открытость Интернета».

По данным газеты The Washington Post, создание и распространение такого рода инструментов оплачивается правительством. Программу «Свобода Интернета» поддерживает лично президент Барак Обама, который заявил об этом на встрече с шанхайскими студентами в 2009 году.

Сегодня, как указывает американская пресса, более миллиона человек, проживающих в таких странах, ежедневно используют онлайновые инструменты, преодолевающие национальные firewalls. Финансирование работающих по этому проекту организаций и коммерческих фирм осуществляется по многим каналам, в том числе Госдепартаментом США, а также Управлением технологий, услуг и инноваций Совета управляющих вещанием – независимого агентства американского правительства. Директор этого управления Андре Мендес заявил, что «всякий раз, когда мы предоставляем провайдерам дополнительное финансирование, жесткость цензурных ограничений на время смягчается, однако наши возможности очень быстро исчерпываются» и ситуация возвращается в прежнее состояние. В 2011 году на эти цели Госдепартамент США выделил около 25 млн долл. По данным же газеты New York Times, эта цифра выше – 70 млн долл.

Сообщество «Анонимов»

Примечательно, что недавно президент Барак Обама принял решение о замене шефа АНБ и Киберкомандования США генерала Кита Александера, которого с марта 2014 года должен заменить вице-адмирал Майкл Роджерс, глава Киберкомандования (10-го флота) ВМС США, которого уже давно считали главным претендентом на оба эти поста. По оценкам его коллег, Роджерс обладает большим опытом работы в сфере разведки, а также уникальным опытом руководства Киберкомандованием ВМС США. Вероятно, Роджерс имел непосредственное отношение и к системе (сети) анонимных пользователей Tor, которая была создана разведкой ВМС США для осуществления специальных операций в киберпространстве, направленных на противодействие авторитарным правительствам, «ограничивающим информационные права граждан».

В 2003 году проект Tor был рассекречен, переведен в ранг свободного софта и пущен в вольное плавание, а большая часть команды разработчиков плавно перешла из разведывательных структур в специально созданный фонд. При этом указанная сеть анонимных пользователей быстро превратилась в прибежище маргинальных и криминальных киберсубкультур.

Именно эта система в течение первых двух – двух с половиной лет была основным пространством для обращения новой анонимной виртуальной валюты Bitcoin (после ее появления в 2009 году). При этом Bitcoin, по мнению британского писателя-фантаста Чарли Стросса, выглядит так, будто его «создавали в качестве оружия, призванного нанести удар по центральным банкам в либертарианских целях – помешать государствам собирать налоги и следить за финансовыми транзакциями граждан».

Новая эпоха

Данная мысль была уточнена в получившей большой резонанс книге двух высококвалифицированных специалистов из Силиконовой долины Эрика Шмидта и Джареда Коэна – «Новая цифровая эпоха». В этой книге при обсуждении способов ослабления «могущества традиционного государства» в цифровую эпоху речь идет уже не об общих рекомендациях, а о весьма конкретных мерах, например, о введении «уникальной виртуальной валюты», реализующей в глобальном киберпространстве универсальное право граждан на не контролируемое государством, анонимное распоряжение своими деньгами.

Конечно, авторы были осведомлены, что такая валюта – Bitcoin, это двойное кибернетическое и экономическое оружие, – уже создана и введена в обращение, причем анонимность держателей соответствующих электронных кошельков обеспечивается с помощью системы Tor.

Уместно вспомнить, что ранее Анна-Мари Слоттер, соратница Хиллари Клинтон по Госдепартаменту США, подчеркивала в своих публикациях, что для современного человека жить в условиях гражданского общества не менее важный факт, чем наличие у его страны государственного суверенитета. По ее мнению, в XXI веке сетевой мир существует одновременно «поверх государства, ниже государства и сквозь государство».

В октябре 2012 года, когда Bitcoin еще оставался уделом наркоторговцев и прочих полулегальных приверженцев сети Tor, Европейский центральный банк опубликовал доклад «Virtual currency schemes», в котором эта виртуальная система была охарактеризована как мошенническая схема наподобие пирамиды, типа знаменитой в Америке и Европе схемы Поцци, предшественницы нашей знаменитой «МММ».

Однако уже в 2013 году Bitcoin получил правовое признание в ряде стран мира, а в августе 2013 года федеральный судья в штате Техас при рассмотрении одного из дел впервые в судебной практике США вынес решение о том, что Bitcoin является платежным средством, то есть валютой. И, поскольку судебная система США построена на прецедентном праве, это означает, что данное решение судьи из Техаса, не будучи отменено в вышестоящей инстанции, становится основанием для любых судебных решений на территории США. В середине августа нью-йоркский Департамент по финансовым услугам также признал Bitcoin в качестве виртуальной валюты.

Елена Ларина и Владимир Овчинский в своей, безусловно, выдающейся серии публикаций «Анатомия биткоинов», с одной стороны, приводят мнение бывшего главного экономиста МВФ Саймона Дженсера: «Правительства проведут кампанию по уничтожению децентрализованной цифровой валюты, и ей скоро придет конец». С другой стороны, обращают внимание на точку зрения главы ФСКН РФ Виктора Иванова, который в конце 2011 года, выступая на конференции в Вашингтоне, заявил буквально следующее: «Анализ показывает, что в условиях кризиса хроническая нехватка ликвидности и стремление удержаться на плаву стимулируют не только толерантность к криминальным деньгам, но и поощрительное отношение к их наличию… Наркоденьги и глобальный наркотрафик при этом являются не просто значимыми частями, но, выступая донорами столь дефицитной ликвидности, по сути, являются жизненно необходимым, неотъемлемым сегментом всей монетарной системы… Общий размер потоков грязных денег транснациональной организованной преступности оценивается… более чем в триллион долларов, или в 1,5% от глобального ВВП, причем не менее 70% этих денег отмывается через финансовые институты».

Сказанное означает, что в настоящее время отказаться от использования анонимной платежной системы Bitcoin будет чрезвычайно сложно. Это понимают многие. 19 августа 2013 года даже сверхконсервативный Минфин Германии указал, что Bitcoin – это финансовый инструмент, который хоть и не может быть классифицирован как электронная или иностранная валюта, но в качестве «частных денег» может быть использован для «многосторонних клиринговых операций».

В начале сентября 2013 года Минфин Канады дал разрешение на открытие сети банкоматов по обмену Bitcoin в крупнейших городах страны, а в середине ноября состоялись слушания по вопросу о Bitcoin в Комитете по национальной безопасности Сената США, в ходе которого выступили представители американских государственных ведомств. Основной вывод их заявлений – цифровая валюта является законным финансовым инструментом, а ее широкое использование несет значительные выгоды потребителям. На совещании сообществу Bitcoin было рекомендовано присоединиться к Financial Crimes Enforcement Network и включиться в систему мер по противодействию отмыванию преступных доходов, что, впрочем, противоречит его имманентной сути.

Наиболее важной, как для настоящего, так и для будущего Bitcoin стала позиция ФРС, изложенная в письме за подписью ее тогдашнего председателя Бена Бернанке, который, в частности, указывал: Bitcoin – это «виртуальная валюта, которая может рассматриваться в качестве одной из форм электронных денег или технологии платежной системы, которые развиваются на протяжении последних 20 лет». Бернанке не только одобрил Bitcoin, но и признал, что они не подпадают под юрисдикцию ФРС и представляют собой не просто расчетное средство, не просто технологию онлайн-платежей типа кредитной карты, но и могут являться электронными деньгами.

В начале декабря 2013 года Банк Англии санкционировал выпуск Королевским монетным двором Великобритании номинированных в Bitcoin памятных монет для мини-государства Олдерни, входящего в состав Нормандских островов, которые находятся под суверенитетом Британской короны. Фактически Банк Англии тоже признал Bitcoin полноценными деньгами.

5 декабря 2013 года свою позицию в отношении этой криптовалюты высказал Народный банк Китая. В опубликованном документе говорится, что «в целях защиты прав собственности и интересов общества, для защиты правового статуса юаня как валюты, чтобы предотвратить риски отмывания денег и поддерживать финансовую стабильность… уведомляем, что Bitcoin не является валютой или заменой денег, не имеет правового статуса и денежного эквивалента, не может и не должна использоваться в качестве денег при обращении на рынке. По сути, это всего лишь специфический виртуальный товар. Финансовым учреждениям не разрешается принимать и проводить платежи в Bitcoin, как если бы это была официальная валюта».

Китайский банк отметил, что Bitcoin не является деньгами ни в каком смысле, но согласился, что она представляет собой товар и может быть использована для платежей в китайских интернет-магазинах и сервисах. Народный банк Китая разрешил своим гражданам покупать и продавать Bitcoin, а сервисам и интернет-магазинам осуществлять расчеты в них. Но делать они должны это на свой страх и риск и Национальный банк Китая ответственности за это не несет. Ключевым в заявлении китайского банка являются слова: «Bitcoin не является валютой или заменой денег».

Иную позицию занял Центробанк России, который предостерег население, юридические лица, а также банки и некредитные финансовые организации от использования виртуальных валют, рассматривая такие операции как потенциально сомнительные. В частности, ЦБ РФ отмечает, что в последнее время в мире получили определенное распространение так называемые виртуальные валюты, в частности, Bitcoin. «По виртуальным валютам отсутствует обеспечение и юридически обязанные по ним субъекты. Операции по ним носят спекулятивный характер, осуществляются на так называемых виртуальных биржах и несут высокий риск потери стоимости». Согласно статье 27 Закона «О Центральном банке РФ», выпуск на территории России денежных суррогатов запрещается. ЦБ РФ предостерегает россиян от использования виртуальных валют в связи с анонимным характером деятельности по выпуску виртуальных валют, неограниченным кругом субъектов, занятых их использованием, в результате чего граждане и юрлица могут быть, в том числе непреднамеренно, вовлечены в противоправную деятельность, включая легализацию (отмывание) преступных доходов и финансирование терроризма.

«Банк России предупреждает, что предоставление российскими юрлицами услуг по обмену виртуальных валют на рубли и иностранную валюту, а также на товары (работы, услуги) будет рассматриваться как участие в осуществлении сомнительных операций», – отмечалось в официальном заявлении ЦБ РФ.

Реальная угроза

Приведенные выше аргументы позволяют предположить, что в современной глобальной политике помимо традиционного баланса военных потенциалов весьма значимыми могут оказаться следующие два обстоятельства.

Во-первых, весьма вероятно, что отношение к Bitcoin уже очень скоро может стать полноценным «яблоком раздора» между различными государствами. А во-вторых, военно-политическая стратегия США направлена на то, чтобы сделать все страны, которые они считают своими потенциальными противниками, беззащитными перед американской кибермощью.

Очевидно, что доминирование в этой сфере во многом зависит от новых разработок в области информационных и коммуникационных технологий, в том числе от появления квантовых суперкомпьютеров и соответствующих им систем шифрования данных. Перед разработчиками нового поколения суперкомпьютеров ставится сверхзадача: обеспечить возможность взлома любого шифра, созданного на традиционных компьютерах, а также практически полное исключение возможности взлома с помощью таких компьютеров шифров нового поколения, эффективно использующих возможности квантовых суперкомпьютеров.

Вполне вероятно, что это направление совершенствования американских информационно-коммуникационных технологий тесно сопряжено с развитием и таких анонимных платежных систем, как Bitcoin.

Похожие статьи