Конец эпохи ICO. Да здравствует ICO 2.0!

4 196 1 Время чтения: 10 мин. Антипов Геннадий

Индустрия криптовалют оживлённо спорит о регулировании и о том, кто станет следующей жертвой SEC (Комиссии по ценным бумагам и биржам). Однако эти дебаты ошибочны и ничем не обоснованы. Обсуждения должны быть сосредоточены на том, как наилучшим образом использовать существующее регулирование для привлечения капитала новыми блокчейн-проектами. В отрасли привыкли воспринимать регулирование как нечто несправедливое, ненужное и считают, что его стоит применять только к «плохим» игрокам рынка. Настало время измениться самим и принять реальность: правила и ограничения существуют, и они должны применяться к первоначальным предложениям монет — ICO.

История ICO

Самое первое ICO, по сути, провёл проект Mastercoin (теперь называется Omni), который еще в далеком 2013 году собрал 5000 биткоинов общей стоимостью $500 000. Mastercoin организовал фонд под названием Mastercoin Foundation с целью сбора биткоинов и запуска проекта. После этого было ICO от TheDAO, собравшее около $50 млн. в ETH, что составляло около 5% всех существующих монет по данным на май 2016 года. Затем последовал взлом TheDAO, в результате чего инвесторы потеряли все свои деньги. В июле 2017 года SEC выпустила бюллетень, в котором говорилось, что по сути кампания TheDAO представляла собой продажу ценных бумаг и что комиссия решила не возбуждать иски против виртуальных организаторов.

В 2017 году начался большой бум, в результате которого было собрано около $4 млрд. В 2017-м ICO превратились в самый революционный и самый популярный способ привлечения капитала для блокчейн-компаний. У стартапов появилась возможность попрощаться с венчурным финансированием и поприветствовать народ, который с нетерпением ждал возможности инвестировать в следующее крупное ICO.

Акт I: ICO от Ethereum

Первые ICO были организованы как некоммерческие фонды, и важно понять, почему многие компании скопировали изначальный формат ICO или немного изменили его для собственных нужд. После Mastercoin в конце 2013 года самым важным событием в этой области стало создание Виталиком Бутериным проекта Ethereum. В июле 2014 года Ethereum организовала краудсейл и собрала более $18 млн.

В то время блокчейн-проекты в основном организовывали фонды для привлечения капитала, необходимые для разработки технологий, создания открытого кода и для децентрализации. Такая структура, казалось, имела смысл, потому что работники из разных стран, трудившиеся над общей задачей, не считали себя корпорацией. У фондов была более подходящая структура управления, которая позволяла проектам избежать налогообложения, поскольку фонды оформлялись как некоммерческие организации.

Компания Ethereum создала свой фонд в Цуге, маленьком городке в Швейцарии, поскольку там действовали благоприятные правила для криптовалютных стартапов. Организаторы многих ICO стали регистрироваться как офшорные корпорации на Каймановых Островах, Мальте, в Гибралтаре, Сингапуре и т.д. Основная мотивация таких действий заключалась в стремлении избежать налогов при продаже служебных токенов. Вообще-то, продажа токенов приносит доход и подлежит налогообложению. К счастью, на Каймановых Островах фонды не облагаются налогом, и все поступления от ICO оставались нетронутыми.

Величайшим нововведением компании Ethereum были программируемые смарт-контракты. Самые распространённые из них — это ERC20, которые широко используются для привлечения капитала. ERC20 — это смарт-контракт, который делает только одно: создаёт новый криптовалютный токен и переносит его от одного человека к другому. У него нет другой полезности, кроме этой.

Акт II: Великая греческая трагедия Tezos

В 2017 году произошли заметные события, которые привлекли внимание и вызвали сомнения относительно ICO. Компания Tezos запустила ICO вместе с другим фондом из Цуга и собрала более $230 млн. Казалось, всё хорошо. Однако эксперты выяснили, что основатели Tezos получали комиссию в размере 8,5% собранных средств, а также 10%  всех токенов. Tezos было одним из первых ICO, в котором не было установленной верхней планки по сбору денег (hard cap), и это означает, что у него не было цели. То есть команда продала столько токенов, сколько смогла. Такая жадность шокировала экосистему ICO, и у проекта начались проблемы.

Глава фонда Tezos Иоганн Геверс и основатели организации начали спор, который остаётся нерешённым. Компания DLS, организованная Кэтлин и Артур Брейтман, до сих пор не получила обещанных денег. Некоторые из инвесторов Tezos подали иски, и весь проект, кажется, развалился…

Почему мы просто не можем жить в мире и согласии?

Акт III: SEC наносит ответный удар

SEC (Комиссия по ценным бумагам и рынкам США) включилась в эту игру с официальными заявлениями, обвиняя некоторые ICO в мошенничестве. В августе прошлого года SEC заставила компанию Protostarr отменить ICO и вернуть собранные деньги. В следующем месяце комиссия вывела на чистую воду ещё два ICO, которые обманывали инвесторов. Однако это было только начало.

Теперь, похоже, SEC готова усилить борьбу с ICO. В декабре прошлого года председатель комиссии Джей Клейтон написал публичное письмо, в котором утверждал, что все продажи токенов представляют собой предложения ценных бумаг. 6 февраля он выступил перед Конгрессом, снова подтвердив это. Это означает, что все ICO должны регистрироваться в SEC и регулироваться этим ведомством. В прошлом месяце SEC закрыла ICO Arisebank, назвав его «откровенным жульничеством». Действия SEC потрясли сообщество инвесторов и организаторов ICO.

ERC20 приравнивается к ценным бумагам!

Большинство ICO в 2017 году использовали знаменитые смарт-контракты ERC20 для привлечения капитала. Такие ICO выпускали служебные (utility-) токены, которые должны использоваться для управления их блокчейн-приложениями. Всё правильно, но вместо токенов, которые будут управлять приложениями, они выпустили токены ERC20, у которых лишь одна практическая ценность — сбор денег. Вне всяких сомнений, продажа ERC20 — это возможность получения ещё одного токена, когда будет завершено создание блокчейн-приложения. То есть пока речь идёт фактически о ценной бумаге.

Итак, если все эти служебные токены ERC20 приравниваются к ценным бумагам, то что должно произойти с теми, кто их готовил, продвигал и, наконец, продавал гражданам США без регистрации в SEC или без утверждённых исключений? Что они должны делать сейчас?

Спасёт ли отказ от обязательств от тюрьмы?

Возьмём, к примеру, ICO от компании Munchee, которая пыталась привлечь $15 млн. SEC вежливо вызвала организаторов и попросила их немедленно прервать ICO-кампанию и вернуть инвесторам все привлечённые средства. Эту операцию впоследствии прозвали «великим расторжением» публичных ICO-соглашений. Да, 2017 год стал годом ICO-токенов, а 2018-й может стать годом расторжения ICO-соглашений.

SEC разъяснила: иногда грехи можно смыть, совершив акт доброй воли и вернув инвесторам все деньги. И у Munchee появилась возможность начать новую ICO-жизнь, предложив инвесторам вложиться на новых условиях — в порядке исключения, как заявили в SEC. Это отличная возможность для руководителей и работников этой компании, которые в будущем не хотят получить обвинения в мошенничестве с ценными бумагами и страдать от непоправимых убытков (с перспективой считаться преступниками).

А теперь — ICO 2.0, вечеринка продолжается!

ICO — это прекрасное нововведение, которое пришло к нам из блокчейн-индустрии. Оно предлагает свободу тем, кто ранее был вынужден внедрять инновации на жёстких условиях венчурных капиталистов. Безусловно, это важная альтернатива для тех, кому дорогостоящий венчурный капитал был недоступен — даже с точки зрения огромного количества обязательств перед такими фирмами. ICO 2.0 решает все проблемы, с которыми сталкиваются нынешние кампании, и предлагает путь вперёд, когда инвесторы смогут принимать обоснованные решения, а руководители смогут достичь своих целей, живя, как им нравится. Аминь.

Чтобы понять, что такое ICO 2.0, нам нужно узнать о Законе JOBS, который был подписан в апреле 2012 года, когда мало кто знал, что такое биткоин. Это новое законодательство — одно из величайших достижений, касающихся современных финансовых инноваций. Впервые за 80 лет обычные инвесторы могут официально вкладывать средства в стартапы и инновационные блокчейн-компании.

Закон делится на три основные части:

  • «Положение D 506 (c, согласно которому аккредитованные инвесторы могут вкладывать без ограничений. Инвесторы должны пройти проверку на предмет соответствия законам о банковской тайне и противодействии терроризму (то же самое, что AML/KYC/CIP — банковская программа идентификации клиентов).
  • «Регулируемый краудфандинг», согласно которому инвестировать может каждый, а компании могут привлекать до $1,07 млн. ​​в год. Это нормально.
  • «Положение A, согласно которому инвестировать, опять же, может каждый, а компании могут привлекать до $50 млн. после того, как SEC проверит их предложение на соответствие требованиям. Хоть это и более дорогой вариант, это будущее ICO.

 

ICO 2.0 предлагает инвесторам несколько разных видов структурирования. Имейте в виду: чтобы разобраться с ними, потребуется помощь юриста. Итак:

  • Простой договор на будущие токены (SAFT) — это производный фондовый инструмент. Он прост по своему устройству и предлагает инвесторам возможность инвестировать до того, как токен готов.
  • Реальное соглашение о токенах и акциях (RATE) — это предложение двух видов токенов. Один из них представляет долю в капитале компании, а другой обеспечивает преимущественное право на приобретение другого токена.
  • Простое соглашение о будущем капитале (SAFE) — это предложение только для акций. Токен может считаться инвестированием в привилегированные или обычные ценные бумаги. Если это привилегированное предложение, то оно может предлагать неконвертируемые ценные бумаги с дивидендом, аналогичным участию в прибыли.
  • Прямое размещение акций путём выпуска токена. Тут всё просто: компания предлагает новый класс акций с правом голоса или без него. Токен также может быть привилегированным (предлагающим дивиденды).

 

Примечание: условия приобретения токенов должны быть ясными, если вы выбираете публичные предложения, такие как «Регулируемый краудфандинг» или «Положение A+».

Следующий вопрос — самый главный. Где могут торговаться эти ценные бумаги — токены — и как инвесторы смогут делать деньги? Оказывается, SEC была очень любезна и позволила брокерам-дилерам использовать альтернативные торговые системы (ATS) для продажи ценных бумаг, которые не предлагаются на национальных рынках. Такие системы скоро появятся на рынках токенов, что позволит рынку ICO 2.0 процветать и забыть о временах, когда инвесторы (и позже — организаторы) подвергали себя рискам.

Новости о цифровых валютах, финтех-трендах и финансовых инновациях

CoinSpot.io - крупнейший в рунете ресурс о цифровых валютах, финтех-трендах и финансовых инновациях. Мы рассказываем о технологиях, стартапах и предпринимателях, формирующих облик финансового мира. Венчурные инвестиции, p2p и цифровые технологии, криптовалюты, аналитика и обзоры - все, что нужно знать, чтобы быть в тренде и зарабатывать.

Полное или частичное использование материалов сайта разрешается только с письменного разрешения редакции, при этом ссылка на источник обязательна!

Подпишитесь на Email рассылку о новые статьях и важных новостях от Coinspot.io